Системное охлаждение


Евгений Упоров 

English text



В рамках проекта "Опыты охлаждения голоса" в галерейном пространстве построена лаборатория, в которой созданы условия для проведения специфического эксперимента, обозначенного  как "войскулинг", или "охлаждение голоса". Чтобы понять, что это значит, необходимо понаблюдать за теми процессами, которые происходят в сконструированной художницей лаборатории.

Технологический цикл построенной лаборатории включает в себя два этапа. Согласно "технической" документации, также доступной для посетителей выставки, в рамках первого этапа решаются задачи по изъятию, или отрыву экспериментального образца  (собственного голоса) от его источника – у зрителя, наблюдателя эксперимента. Cконструированные для этого агрегаты (или "девайсы") – Тренажер-активатор и Отсеиватель – содержат в себе "капсулу", специальное место, предусмотренное для вхождения наблюдателя с девайсом в непосредственный контакт.


Второй этап представляет собой прохождение образца через агрегаты ("девайсы") искусственного охлаждения – Ящик-деформатор и  собственно Войскулер. Наблюдатель, в отличие от предыдущего этапа, уже не является обязательной частью технологической цепи. Он лишь безмолвно свидетельствует работу "девайсов", улавливаемую по доносящимся до него охлаждаемым фрагментам экспериментального образца (голоса).

Будучи соединенными в рамках лаборатории в единую цепь, сами "девайсы" будто лишены собственной значимости. Они связаны единым функциональным замыслом, и их ценность определяется не сепаратно (как было бы в случае, если бы "девайсы" представляли собой скульптуры), а преимущественно с позиции их места в цепи, эргономичности и вклада в решение общей задачи эксперимента.

Созданный в лаборатории производственный алгоритм уже был в общем виде сформулирован Керн в работе 2016 года "Потеря связи с источником". (см. рис. 1)

 


Рис.1.  Алиса Керн “Потеря связи с источником”. Сталь, 8 рисунков маркером. Экспонирована на выставке “Фасад. Under construction” . 16.06.2016

Работа состояла из двух частей: узла из металлических проводов и крюков и рисунков, фиксирующих распад системы. Как мы видим, на рисунках изображена некогда единая система из проводов и перемычек, распавшаяся на отдельные фрагменты. Причина фрагментации, очевидно, была вынесена в название работы – распад системы произошел вследствие потери связи с неназванным источником. Применимый алгоритм разрыва и сопутствующий разрыву распад теперь используется и в работе «Охлаждение голоса», но уже по отношению к такому медиуму как «голос».

Голос образует докультурные и даже дочеловеческие коммуникационные связи – именно голос позволяет некоторым животным объединяться для выживания. Подобные голосовые связи, безусловно, возникают до языка и связанной с ним культуры. Ввиду этого и использование человеческого голоса неконвенциональными методами в художественных практиках зачастую несет в себе обращение к этому доязыковому и докультурному, то есть фактически означает критику «культурного слоя».

Например, в 70-е годы вокальные перформансы греческого художника, мультиинструменталиста и певца Деметрио Стратоса (см. рис. 2) включали в себя ненарративное использование голоса и расширенные вокальные техники для критики отфильтрованных культурой музыкальных стандартов и являлись актом освобождения тела [1] .






Рис. 2 Голосовой перфоманс Деметрио Стратоса. 1970-е (https://rmrecensionimusicali.files.wordpress.com)


Керн также ранее использовала голос в перформансе 2016 г. «Охлаждение голоса в пространстве голоса». Этот перформанс происходил внутри построенной Керн инсталляции, в которой художница своим голосом взаимодействовала с различными объектами. В этом перформансе уже были задействованы некоторые из «девайсов» - а именно, Предохранительная панель и Войс-кулер. Очевидно, что и перформанс, и настоящий проект «Опыты Охлаждения Голоса» являются по сути одним продолжающимся уже второй год художественным исследованием. (см. рис. 3)

 
        

Рис. 3. Алиса Керн, “Охлаждение голоса в пространстве голоса”, Зальцбург (Австрия), 2016

Если Деметро Стратос в своих перформансах говорил о «тисках» культуры и освобождении тела, то Керн говорит в принципе об отрыве от тела, критикуя исключение тела из числа других тел, которое несет в себе понятие «идентичность». Взамен утраченной радости исключенности, нам предлагается радость принадлежности, которую изначально влечет простое испускание голоса.

Голоса животных и пение птиц, крик новорожденного существуют до языка и несущей им исключенности, это нити, которые уже содержат в себе заряд коллективности, связывая того, кто испускает голос, с голосами других. Хаотичный гул голосов, птичий гам, рев толпы – все они несут в себе свойства, которые мы видим в хоре, когда отдельный голос, как и личность певца, утрачивает значение, растворяясь в становлении неделимого целого.

Отказ от собственного голоса в работе Керн происходит посредством обращения к неодушевленному. Фактически, на первом этапе технологической цепи Керн мы являемся свидетелями акта умирания – процесса перехода в предметы неодушевленного мира, превращение горячего голоса человека в часть ландшафта.


В свете сказанного и термин «охлаждение голоса» можно понимать аналогично тому, что мы понимаем под охлаждением мертвого тела, а именно выравнивание температуры тела с температурой окружающей среды, полное подчинение тела коллективности вещей и тот неминуемый распад, которое это подчинение несет.



[1] Фещенко В. “Поэт наполняет слова гласные”: музыка, леттеризм, авангарды // Транслит № 20. 2017. с. 67 - 71